«По телевизору увидела фотографию отца и поняла: это судьба – мне найти его могилу…»

Мария Ивановна Косько –  участница семейно-мемориальной патриотической акции «Бессмертный полк»

Не только героическими подвигами, но и великими жертвами была завоёвана наша Победа. Прошло 70 лет и до сих пор люди надеются узнать о судьбах своих близких, пропавших без вести.
Мария Ивановна Косько уже и не чаяла что-нибудь узнать об отце, мобилизованном в 1944 году Столинским военкоматом тогдашней Пинской области в Красную Армию. Сплёл Иван Ефтифьевич четырёхлетней дочурке на лето аккуратные детские лапти и ушёл воевать. К новому году пришло на хутор Дуброва, что около села Рухча, короткое письмо без адреса, написанное чужой рукой. Отец сообщал, что ему холодно. Просил сшить детям тёплую одёжку, ходить в церковь и молиться — война очень трудная. И больше ничего… Минули десятилетия, прошло полвека и ещё прибавились годы. Без вестей о муже и отце состарились и умерли супруга Ольга Андреевна, сын Михаил.
Тётя Мария всегда была оптимисткой. Такой она остаётся и теперь, прожив в Пинске более тридцати лет. Кто не помнит бойкую школьную буфетчицу, которая в летнее время работала в павильоне в Парке культуры и отдыха? Все шли к ней за пирожными-мороженым. Весело в парке, хорошо идёт торговля. Только иной раз защемит сердце женщины, когда взглянет на братскую могилу, и задумается: а где-то лежит и мой отец… Наверное, всё же не рассталась Мария Ивановна с мыслью что-нибудь узнать о нём. И его величество случай подарил такую возможность: на экране телевизора она увидела хорошо знакомую с детства фотографию. Молодой Иван Ефтифьевич словно смотрел на дочь.
24 ноября 2014 года уже вошло памятным событием в семейную хронику. Обычно помнят дни рождения, даты свадеб, похорон. О том вечере у телевизора Мария Ивановна может рассказать всё с точностью до минуты. Это был долгожданный момент возвращения отца. Несколько секунд — и эта встреча уже не состоялась бы.
«Всегда с интересом смотрю передачу «Жди меня», — рассказывает Мария Ивановна. — Сопереживаю с участниками каждого сюжета и где-то утешаю себя: у других судьбы выдались и трудней. Так вот, включила телевизор заранее. Слышу, говорят про историю, значит, уже показывают «Жди меня». Поспешила занять место у телевизора. Но это еще шла другая передача — про белорусов, служивших в войске польском. И тут показывают фотографию папы с однополчанами — он до войны был призван в польскую армию. Тогда я просто опешила: люди узнают и рассказывают о своих родственниках. Почему мне не поступить так же?»
По счастливому совпадению в доме, где живет М. И. Косько, находится офис городской организации Белорусского общества Красного Креста. Мария Ивановна первым делом обратилась туда. Дочь Елена и внук Максим записали телепередачу, начали поиск в интернете. Завязалась переписка с центральным правлением Белорусского общества Красного Креста, пришёл ответ из военкомата.
В извещении, которое вручили семье в конце победного мая, сообщалось, что Иван Ефтифьевич Шевчук «в бою за социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив героизм и мужество, пропал без вести 17 февраля 1945 года». Ни о погребении, ни о могиле, ни сведений, где служил… И только сейчас выяснилось, что последний приют красноармеец 1214-го стрелкового полка 364-й Тосненской стрелковой дивизии обрёл в могиле на опушке леса в 300 метрах от озера Анкров-Зее в местности Гусдорф-Мюлле. В  1945-м году это была немецкая Восточная Померания. Позже эти земли отошли к Польше. Мария Ивановна теперь ожидает ответа на свою просьбу побывать там. Уже изучила маршруты, как ехать в Калиш-Поморский поездом, машиной, а также выяснила, что в окрестностях озера и Гусдорфа есть несколько воинских захоронений и общий мемориал. Говорит, что готова хоть пешком добраться к могиле.
Еще один солдат не остался безвестным. Внукам и правнукам надо знать о нём. Мария Ивановна сообщила сведения об Иване Ефтифьевиче всей родне. Внуки и правнуки брата проживают в далекой Республике Коми, тем не менее, и там обсуждают, как вместе почтить память прадедушки.
А тем временем Мария Ивановна продолжает поисковую работу. В полученных ею материалах упомянуты фамилии погибших в тех же боях, что и её отец. Например, Василий Денисевич из Рухчи, Пётр Ляшкевич из Ольпеня.
Подумала, может быть, и в их семьях не знают, где похоронены солдаты. Своих земляков она постарается разыскать, а вот павших однополчан И. Е. Шевчука из Курской, Винницкой, Кишинёвской областей самостоятельно не найти. Поэтому решила все же написать письма на передачу «Жди меня».
Составила подробный список погибших стрелков. «Они вместе с отцом были, сражались, похоронены в одной могиле, — говорит дочь фронтовика. — Нам бы, живым родственникам, собраться, обняться и поплакать».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *